Просвещение уходит в подполье. Новый законопроект ставит под удар просветительскую деятельность в России (RFI. Франция)



Екатерина Барабаш

 

i?id=f58964113c8b11f2aaa1ba1324871e39&n=

   
 

Россию ждет очередная гуманитарная катастрофа — Дума приняла во втором чтении законопроект о просветительской деятельности в виде поправок к Закону «Об образовании». Если в двух словах, то теперь любое просвещение будет осуществляться только государством. Не обязательно непосредственно государством, но в любом случае с его разрешения.

 

Представьте себе, что вы искусствовед. К тому же энтузиаст. Собрали группу в несколько человек — им интересно послушать ваши рассказы, скажем, об иконописи. Вы решили все вместе поездить по монастырям, посмотреть иконы, вы расскажете о разных иконописных школах, а ваши последователи будут слушать вас открыв рот. Правда здорово? Как бы не так. Вы и до ближайшего монастыря не доедете — за вами пойдет в погоню полиция с мигалками, сиренами и дубинками, потому что у вас нет на это разрешения государственных органов. Вы мгновенно станете нарушителем закона о порядке осуществления просветительской деятельности. Вашу группу разгонят, а вас оштрафуют.

 

Отплакав, вы возьмете под руку единственного оставшегося с вами члена группы и поведете его в ближайшую кофейню, где за столиком попробуете продолжить прерванный рассказ о творчестве Максима Грека. Даже не мечтайте — в кофейню ввалится Росгвардия, которая дубинками объяснит вам, что вы продолжаете нарушать закон, так как ваша беседа с другом тоже является просветительской деятельностью. Ваш последователь убежит, а вы в бессильном стремлении к просветительству сядете писать статью о своей любимой иконописи. И не думайте — вы все равно нарушаете закон, потому что ваше неизбывное стремление поделиться своими знаниями тоже считается просветительской деятельностью. Просто вы раньше об этом не знали.

 

Ну, а теперь знайте: все, что направлено на «раздачу» знаний вне образовательного процесса, считается просветительской деятельностью. Если суммировать туманные объяснения думских умов, то просветительская деятельность — это деятельность, которая ведется с определенной целью, как то: распространение «знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции». При этом, как поясняют те же умы, все эти цели должны способствовать развитию человека — интеллектуальному, духовно-нравственному, творческому, физическому, профессиональному, а также служат для удовлетворения образовательных потребностей и интересов человека.

 

Ну слава богу — нашлись умные люди, которые наконец пояснили, чем занимались французские просветители, Лев Толстой с деревенскими детишками и вы со своей иконописью. Одним словом, любая передача знаний считается просветительской деятельностью, а та, в свою очередь, отныне должна быть регламентирована государством.

 

 

Размытые формулировки — верный признак того, что законопроект репрессивный, а значит, следить за его выполнением будут выборочно, адресно. Кому-то будет можно, а кому-то — нельзя. Всерьез анализировать сейчас, кому будет можно, а кому — нельзя, есть пустая трата времени, потому что совершенно ясно, против кого и против чего направлен закон. Например, против того, чтобы появлялись вот такого рода статьи — они ведь тоже пишутся с просветительскими целями.

 

Чем грозит новый законопроект? Собственно, как и все законы последних лет — существенными ограничениями свободы. Понятно, что в первую очередь эта держимордовская инициатива направлена против гуманитарных наук, потому что именно они — рассадник свободо- и инакомыслия. Точные и естественные науки в теории пострадают меньше — формулы и законы физики редко бывают виноваты в пропаганде свободы. Хотя как знать, как знать… Вспомним хоть Джордано Бруно. Или Галилея. Сказали бы им, что через 500–600 лет в Европе останется страна, для которой их жизнь будет по-прежнему оставаться примером несанкционированной просветительской деятельности — рассмеялись бы в лицо.

 

Петиция против поправок, которую опубликовал профессор РАН Сергей Попов, собрала 230 тыс. подписей

Инициаторы законопроекта объясняют свое неуемное желание поставить просвещение под контроль государства тем, что в неуправляемое просвещение легко проникнуть экстремистским идеям, а также тем, что без присмотра государства просветители могут запросто приняться за разжигание расовой, религиозной и национальной розни. Но простите — а закон «Об экстремизме» — он что, больше не действует? Он отменен? Он тоже запрещен? Нет? Тогда в чем смысл? И не запретить ли, например, рестораны — в них собираются люди и высказывают самые разные мысли, некоторые из которых могут оказаться вредными? Можно запретить бесконтрольную поэзию — в стихах порой бывает уйма подозрительного. Неплохо бы запретить общественный транспорт — для начала в час пик, когда реплики пассажиров бывают и вовсе антирежимного характера.

 

И это не смешно. Это даже не откат к советским практикам — это хуже, это откат намного дальше, ко временам тех же Галилея и Джордано Бруно. В советские времена не было альтернативы — государством регулировалось все без остатка. Сейчас, как уверяют, другие времена, но борьба с инакомыслием ведется гораздо масштабнее и жестче.

 

При этом интересно, что, вводя законодательно понятие «просветительская деятельность» и объявляя ее подчинение государству, законодатели не удосужились пояснить, каким образом это подчинение будет осуществляться. Скорее всего, придумают лицензии или какие-то разрешительные бумаги под другим названием. То есть государство в очередной раз, ограничивая наши права, дает себе полную свободу действий, причем действий репрессивных и вредных для страны. Учитывая важность просвещения в России — особенно сейчас, когда реформы образования дают горькие плоды, — представить себе количество просветительских проектов, которые теперь могут пострадать от безумных думских инициатив, страшно.

 

Осталось представить себе подпольные лекции о творчестве Ахматовой или Андрея Рублева...

 

https://www.rfi.fr/ru/культура-стиль-жизни/20210312-просвещение-уходит-в-подполье-россия-законопроект-просветительская-деятельность