Гостиная - 444



Войцех Чухновский, Агнешка Кублик

 

Большой скандал в подкомиссии Мацеревича из-за живой берёзы за 2,5 миллиона злотых и эксперимента, имитирующего смоленскую катастрофу 

 
z26819396V,Glenn-Jorgensen--pierwszy-z-l Гленн Йоргенсон (первый слева)  и депутат Антоний Мацеревич (справа) во время презентации «технического доклада» подкомиссии Мацеревича, 11 апреля 2018 года.

 

 

План закупки живой берёзы в России, а потом доставки её в США и проведения там эксперимента, имитирующего катастрофу президентского «туполева»  в 2010 году,  расколол  руководимую Антонием Мацеревичем смоленскую подкомиссию.  Из выступления одного из её членов, однако, следует, что деревьев для экспериментов было несколько.

 

Члены подкомиссии уже несколько недель обвиняют друг друга и полемизируют на страницах проправительственных СМИ. Последний акт спектакля имел место в среду. Стоящий на стороне Мацеревича еженедельник «Газета Польска» Томаша Сакевича опубликовал статью Тадеуша Антоняка и Мачея Русиньского, которые живут в США. Там  они участвуют в деятельности Клубов «Газеты Польской» и Комитета  Отмечания Годовщины Смоленской Катастрофы и Катынского Геноцида.

 

Они нападают на Гленна Йоргенсена, датчанина, который участвовал в работах подкомиссии в 2016-2019 годах, а потом был оттуда изгнан. Сейчас Йоргенсен в СМИ братьев Михала и Яцека Карновских критикует подкомиссию Мацеревича и её председателя.

 

Мацеревич:  Это не берёза, это бомба

 

Одно из обвинений Йоргенсена касается того, что президиум подкомиссии не дал согласия на покупку живой берёзы. Она должна была послужить  эксперименту для проверки, как ведёт себя крыло самолёта при столкновении с деревом.

 

«Президиум Подкомиссии отказал в приобретении  в Польше или в России экземпляра  берёзы,  транспортировке его в NIAR (National Institute for Aviation Research / Национальный Институт Авиационных Исследований  в Университете в Вичите) с целью проведения эксперимента -  из-за высоких расходов (2,5 миллиона злотых), а прежде всего – из-за ограниченной  необходимости такого типа действий», - пишут в «Газете Польской»  Антоняк и Русиньский.

 

На их статью немедленно реагирует Йоргенсен. В тот же день на портале wPolityce.pl братьев Карновских он заявляет:

«Берёза для проведения необходимого эксперимента в США, которую с успехом можно было бы купить на территории Соединённых Штатов, как и все предыдущие деревья, за небольшую сумму денег, вдруг у господ Антоняка и Русиньского стоит 2,5 миллиона злотых, и этим якобы объясняется  отказ от проведения ключевого эксперимента».

 

10 апреля 2010 года решающей причиной катастрофы Ту-154 с президентом Лехом Качиньским и 95 другими персонами на борту был именно удар крылом о берёзу, растущую перед аэродромом в Смоленске.  Тогда царил очень густой туман, а экипаж – нарушив правила безопасности, что установила в 2011 году правительственная комиссия Ежи Миллера, состоящая из выдающихся экспертов по авиакатастрофам – очень быстро снижал самолёт.

 

Мацеревич и его сотрудники уже много лет твердят, что не столкновение с берёзой было причиной катастрофы, а взрыв бомбы на борту самолёта. Они, однако, не нашли ни единого доказательства в подтверждение теории теракта, они даже не были на месте трагедии 2010 года. Таких доказательств не нашла также  -   несмотря на усиленные старания и эксгумацию тел почти всех жертв катастрофы – прокуратура Збигнева Зёбро.

 

Ещё несколько лет назад  без всяких сомнений в сломанном крыле «туполева» были найдены фрагменты берёзы, а в берёзе – вонзившиеся в неё кусочки элементов крыла.

 

Подкомиссия и в самом деле хотела разбить дерево о крыло

 

Первые сообщения о том, что подкомиссия Мацеревича хочет провести эксперимент столкновения мчащегося самолёта Ту-154 с берёзой, прикреплённой к едущему навстречу автомобилю, появились в 2016 году.  Об этом замысле рассказал на телеканале TVN 24 Павел Дереш, муж Йоланты Шиманек-Дереш, которая погибла в смоленской катастрофе.  При этом собирались использовать самолёт – близнец того, который разбился в 2010 году.

 

То, что такие планы были, подтвердил тогдашний глава смоленской подкомиссии Вацлав Берчиньский в беседе с порталом  Gazeta.pl:

- В процессе мозгового штурма мы размышляли об этом. В конце концов мы отвергли эту идею. Главным образом по причинам безопасности. Легко себе представить:   мчащийся автомобиль, кто-то же должен был управлять им. Невозможно предусмотреть, чем это могло бы закончиться. Кроме того проведение такого эксперимента – это огромные расходы. Не говоря уж о том, что у нас нет самолёта, который можно было бы использовать для проведения такого опыта.

 

Сегодня уже известно, что от идеи, однако, не отказались, а часть экспериментов с берёзой даже была проведена. Об этом свидетельствуют слова Йоргенсена, который упоминает о «всех предыдущих деревьях»

 

-  Сколько было «берёзовых экспериментов», почём и, вообще, зачем? – спросили мы  у Мацеревича. К телефону он подошёл, но, когда прозвучали вопросы, говорить отказался и бросил трубку.

 

Смысл такого эксперимента перечеркнул доктор Мачей Лясек, в данный момент депутат от Гражданской Коалиции, а в 2010-2011 годах вице-председатель правительственной комиссии, исследовавшей катастрофу 10 апреля 2010 года. Когда в четверг мы попросили его прокомментировать  этот вопрос, он сначала засмеялся:

- Лучше было бы проверить такую:    вместо берёзы привезти из России настоящих международных экспертов. Вышло бы дешевле и не компрометировало бы  Польшу, - подчеркнул Лясек. – Потому что никто не выставлял эту трагедию на посмешище так, как ПиС и Мацеревич. За это ответственен Ярослав Качиньский:  без его позволения эту подкомиссию давно бы уже распустили, делом занялась бы прокуратура, и оно бы уже было в суде. Мы до сих пор не знаем, кто должен понести уголовную ответственность за эту катастрофу.

 

Комиссия Миллера установила, что президентский самолёт  опустился слишком низко и – пытаясь взлететь перед ударом  о землю – задел крылом за берёзу, потерял управляемость, перевернулся и ударился о землю. Все, кто был на борту, погибли.

 

Мацеревич и его люди уже много лет убеждают общественное мнение в том, что самолёт не мог получить повреждения при ударе о берёзу, что он вообще с берёзой не сталкивался,  и  даже, что после катастрофы «кто-то» вколотил в берёзу кусочки крыла, а в крыло – кусочки берёзы. Ну, и что на борту взорвалась бомба – хотя тут команда Мацеревича преподносит разные сценарии относительно места взрыва и  самого заряда.

 

Исчезающие кресла и обвинения против Йоргенсена

 

Из полемики также следует, что Йоргенсен  настаивал, чтобы комиссия купила для эксперимента исправный самолёт Ту-154 М – точно такой же, как тот, что разбился в Смоленске. Антоняк и Русиньский пишут, что, в  конце концов, они в министерство обороны с таким предложением решили не обращаться.

 

Однако они умалчивают о том, что самолёт – близнец «туполева»,  находившийся на авиабазе в Минске Мазовецком,  подкомиссия разукомплектовала и фактически уничтожила, что, кстати, вызвало реакцию прокуратуры.

 

Зато Антоняк и Русиньский пишут, что Йоргенсен «нарушил принципы авиационного права» и в ноябре 2017 года без согласия руководства подкомиссии переслал в США кресла с «туполева» для экспертизы:   «До сих пор он не вернул обратно  в Польшу кресла, несмотря на многократные напоминания председателя подкомиссии».

 

По мнению Антоняка и Русиньского Йоргенсен также вынес из подкомиссии снимки и документы, кроме того он отговаривал от сотрудничества одного из экспертов из США и даже «пытался ворваться на территорию базы в Минске, без разрешения не только председателя, но даже командира базы».

 

Однако прежде всего Йоргенсен «не имея на то права, многократно предоставлял доступ  и передавал» материалы подкомиссии «другим субъектам». В данном случае речь идет, прежде всего, об  Эве Станкевич-Йоргенсен, жене датчанина и авторе фильмов  на смоленскую тему. Её фильм «Чрезвычайное положение» недавно должен был показать телеканал  TVP, но трансляцию отменили в последний момент после вмешательства Мацеревича и Качиньского. Станкевич критически высказалась об отсутствии прогресса в работе подкомиссии и о деятельности самого Мацеревича.

 

Подкомиссия ссорится из-за бомб

 

«Мы имеем право защищать достижения и результаты исследований подкомиссии,  которой руководит Антоний Мацеревич. Господин Йроргенсен нападает на подкомиссию и её работу, а в особенности на её председателя, Антония Мацеревича, без усилий которого   все исследования смоленской трагедии давно уже были бы заброшены», - пишут Антоняк и Русиньский.

 

По их мнению, цель  Йоргенсена – «подвергнуть сомнению достижения подкомиссии и весь 11-летний процесс раскрытия правды о смоленском  злодеянии».

Отвечая им, Йорегсен перечисляет свои заслуги, противопоставляя их утверждениям другого члена подкомиссии, Казимежа Новачека, верного Мацеревичу.

 

Из-за чего спор? Оба утверждают, что самолёт начал взрываться над землёй. Вот только Йоргенсен считает, что взрыв произошёл на высоте 100-120 метров над землёй, а Новачик говорит о 70 метрах. Тезис  о взрыве или взрывах (тут число меняется:   иногда один, иногда два или три) – это фундаментальное установление, относительно которого согласны все бывшие и нынешние члены подкомиссии Мацеревича.

 

Отмена показа фильма Станкевич и публичный скандал демонстрируют, однако, распад группы приверженцев теории о взрывах и теракте. И это всё более увеличивающаяся проблема, которую представляет Мацеревич для ПиС.

 

Как пишет Йоргенсасен:

«Остаются печальные факты. Исследования, организованные Антонием Мацеревичем, не соблюдают никаких международных процедур правильного расследования катастрофы. До сих пор, после 5 лет полной власти Антония Мацеревича в подкомиссии, не был опубликован Итоговый Доклад,   юридическую ценность которого признали бы международные суды».

 

Даже Мацеревич не знает, когда будет готов доклад. Недавно он заявил, что покажет его тогда, когда кончится пандемия коронавируса.

 

Миллионы на подкомиссию Мацеревича

 

Смоленская подкомиссия ежегодно получает из государственной казны миллионы злотых. Так, в 2016 году её бюджет составлял 4 миллиона злотых (она истратила половину этой суммы). Год спустя она получила 6 миллионов злотых, столько же в 2018 году. Неизвестно, сколько в 2019 году. В 2020 году – 2,7 миллиона  злотых. Бюджет на 2021 год тоже неизвестен.

 

 

 

Gazeta Wyborcza

 

Wojciech Czuchnowski, Agnieszka Kublik

 

Wielka kłótnia w podkomisji Macierewicza o żywą brzozę za 2,5 mln zł i eksperyment symulujący katastrofę smoleńską